poetry

Парагон. Оглавление.

Книга «Парагон» — самое полное на сегодняшний день собрание стихотворений и песен Евгения Головина. На сегодняшний день — потому, что его произведения рассеяны, быть может, еще многое хранится у его друзей и знакомых и когда-нибудь будет собрано все, что он создал. Добрую половину произведений из раздела «Стихотворения» лишь чудом удалось спасти, и поэтому ныне мы имеем не только поэзию 1960-х — 1970-х годов, опубликованную в томике «Туманы черных лилий», но и произведения, вероятно, конца 1980-х — начала 2000-х годов.

Трудно переоценить эти блистательные, изящные, виртуозно-ироничные стихотворения. Раздел «Песни» тоже основательно пополнен (собрано до тридцати не печатавшихся песен). Причем из юношеских включены лишь несколько, в которых уже намечены основные темы и метафорика «личного мифа». В третьем разделе использованы тоже не печатавшиеся небольшие прозаические произведения и интересные фрагменты. В книгу органично вошли оригинальные акварели Е. Головина, своеобразно иллюстрирующие некоторые его философские и гротескные тексты, а также несколько фотографий.

Поэзия. Безнадежный поиск.

Предисловие к книге стихотворений «Туманы черных лилий»
Мы рождаемся одинокими и умираем одинокими, у нас нет оснований некритически усваивать мировоззрение окружающего коллектива, жить заимствованной жизнью, растворяться в кислотной среде какого-либо авторитета, принимать предложенные максимы, пусть даже предлагателя зовут Платоном или Ницше. Но некоторые фрагменты, даже фразы возбуждают внимание, волнение, действуют особенно повелительно. Когда мы читаем у Ортеги-и-Гассета: «Жизнь даже самого близкого человека для нас — не более чем мимолетное облачко», — нас удивляет подобное выражение и вызывает молчаливые комментарии, рожденные воспоминаниями и ассоциациями радикального одиночества. Мы слышим и чувствуем интуиции нашей души. Это необходимо для воспитания и сохранения от пагубного влияния чужих мнений — личных или групповых, чужих идеологий, чужих занятий. Нельзя смешиваться с внешним миром. Между ним и нами, как между ним и хаосом, должна пролегать полоса ничто, дистанция, нейтральная зона.

Новая лирика: мера и путь вопроса (послесловие к Г.Фридриху)

Отношение Гуго Фридриха к тенденциям современного авангарда негативно, даже эмоционально негативно. Для него «авангард» — естественное расширение поэтической периферии, обусловленное новизной поколений и духом времени. В этом смысле Гете — «авангардист» сравнительно с Клопштоком, а Бодлер сравнительно с Гюго. Но агрессивный порыв не должен быть самоцелью, сокол не должен забыть о руке охотника. Согласно автору данной книги, поэт может пренебрегать эмоциональной проблематикой человечества и человечеством вообще, но не своим художественным «я». Гуго Фридриху ненавистно (или, скорее, неприятно) внечеловеческое отношение к вербальному материалу, активизированное в пятидесятые—шестидесятые годы и реализованное в леттризме, конкретной поэзии, видеовербализме. Современные авангардные тенденции характеризуются следующим образом:
«Слово начинает вибрировать в сонорном жесте, постепенно конструируется, оптически суммируется, проходит стадию квадрата, красного цвета, стрелы, ми минора.

Страницы